Search

СИЛА В ОБЪЕДИНЕНИИ (редакционная)


Если ты хочешь что-то купить, на Кипре никакой ксенофобии нет. Сплошная "-филия", покупателей любят все.

А вот если ты хочешь что-то продать – неважно, вещь, свой труд или свою мысль – ксенофобия появляется моментально как только выясняется, что за это твое "что-то" нельзя немедленно получить деньги.

Всегда? Нет. Не всегда. Почти всегда.

С этим сталкивался любой "продавец" – если и купят "товар", то за самые малые деньги.

Что с этим можно поделать?

А ничего.

По одиночке – ничего. А вот объединившись – очень даже можно поделать. Кипр маленький, и массовые или даже полумассовые акции здесь заметны. Обидели одного – на защиту выходят 50. И дело становится общественно значимым, заметным. А такие дела на Кипре решаются: скандалов у нас не любят.

В общем – как у Лафонтена и Толстого: единственный способ сломать веник – ломать его по прутику.

В каких формах возможны объединения? В любых. Политическая партия не лучший вариант. Политическая партия не может бороться за интересы одной группы – только за общенациональные, общенародные интересы. Поэтому "русская партия" не хороший вариант. Любая партия на Кипре должна быть кипрской. Но есть ведь еще и землячества, и языковые союзы, и общины...

Нас на Кипре несколько десятков тысяч. Это может быть огромная сила. Если мы объединены. Один депутат парламента представляет 15 тысяч. У нас мог бы быть свой депутат. Или не депутат, а представитель в парламенте. Или – даже двое. Маронитов на Кипре 5000 человек. Но у них есть свой представитель в парламенте. Армян – 3 500 (а сколько из них русские армяне?). И тоже представитель в парламенте. Русских (тех, у кого русский – родной язык) на острове (Юге и Севере) в десять раз больше. А сколько русских в правительстве? В парламенте? Среди чиновников? В культурной элите – среди журналистов, музыкантов, профессуры?..

Мы часто бурчим и жалуемся на жизнь. Некоторые даже уезжают. И не без причин. Еще как не без причин!.. А что мы сами сделали, чтобы изменить положение?

Как мог бы называться наш союз? Да хоть "Союз борьбы с ксенофобией". В этом случае нас могло бы стать в разы больше: от ксенофобии страдают ведь далеко не одни только русские. И что самое важное – в конечном итоге, ведь от нее страдают и греки: сколько творческих сил теряет страна от распределения бюджета между "своими"? Кто это подсчитывал?

Нет ли здесь сепаратизма? Наоборот. От вливания свежей крови народ и государство только выигрывают. Уж кому об этом не знать, как не грекам? Ведь и киприоты для эллинов две с половиной тысячи лет назад были "свежей кровью". Нет, это не сепаратизм: борьба за наши интересы – это борьба за интересы всего общества.


Страница на телефоне может грузиться

секунд 40.  Проблема сервера. Приносим  извинения за неудобство.